Нижегородская писательская организация Союза писателей России

ОБЗОР ЖУРНАЛА «ВЕРТИКАЛЬ. ХХI ВЕК» (№ 52 2017 год)

<

Последняя в 2017 году книжка журнала «Вертикаль. ХХI век» открывается подборкой стихов поэта из Минска Анатолия Аврутина «Такое время… Сентябрит».

Вдали от России непросто быть русским поэтом,

Непросто Россию вдали от России беречь.

Быть крови нерусской… И русским являться при этом,

Катая под горлом великую русскую речь.

 

Вдали от России и птицы летят по-другому –

Еще одиноче безрадостно тающий клин…

Вдали от России труднее дороженька к дому

Среди потемневших, среди поседевших долин…

Будущий 2018 год для поэта юбилейный. Публикацией этого стихотворного цикла редакция «Вертикали. ХХI век» поздравляет своего постоянного автора, главного редактора русского литературного журнала в Белоруссии «Новая Немига литературная», лауреата многих литературных премий с предстоящим 70-летием.

Многолетний издатель альманаха «Тула» из города Щекино Тульской области Сергей Овчинников подготовил к публикации большой очерк о жизни и творчестве своего земляка, певца Игоря Талькова – «Игорь Тальков и наш маленький город». В сокращении, работа писателя опубликована на страницах 52-го выпуска нижегородского журнала. Предваряет публикацию цитата из книги Игоря Талькова «Монолог»: «Я – бард. Я пишу и пою песни о том, что меня волнует. Свобода творчества – мой принцип, а принадлежность к любой политической партии или организации обязывает следовать определенному уставу и правилам. Мой метод борьбы с несправедливостью  и злом, за правду и добро – мои песни…. Россия – боль моей души… Бой за добро – суть моей жизни. Если я кому-то и служу, то только Господу Богу, и отчитываюсь за содеянное в этой жизни только перед Всевышним».

Автор прослеживает весь жизненный путь поэта и певца, вплоть до его трагического конца, размышляя о его творчестве, политической обстановке в России того времени, прошлом и настоящем страны.

Заканчивает своё повествование Овчинников рассказом об открытии в Щекине памятника Талькову. Я в этом году по приглашению Сергея побывал в Ясной поляне. В том числе, смог посмотреть и монумент, сооруженный земляками своему певцу в районном центре невдалеке от усадьбы Л.Н. Толстого.

По завершении поездки записал я с Сергеем Михайловичем интервью, которое под название «На высшем уровне душой занимаются религия и литература» также помещено на страницах журнала:

«Валерий Сдобняков. Я убежден, что язык это такая мистическая вещь – он самоочистится. Другое дело, что этого не происходит без нашего желания, но всегда существует внутреннее сопротивление, которое дает, на мой взгляд, прежде всего, русская классическая литература. Мы перечитываем русскую классику и я, например, просто задыхаюсь от красоты того русского языка. Я иногда нахожу в интернете Куприна, Бунина, слушаю и диву даюсь – как это красиво, объемно, живо. Вот скажи, ты начал писать в 80-е годы. Ты тогда где-то уже печатался, или это была внутренняя кухня, внутренняя потребность?

Сергей Овчинников. У меня, видимо, так голова устроена: чтобы лучше осознать мысли, которые рождаются в голове, мне их нужно записать. В это время они созревают, выстраиваются, делаются яснее для меня самого и поэтому я с юности записывал для себя какие-то мысли. Все это со временем вылилось в книжку, которую я назвал «Разговоры с собой». Понемногу стала писаться и проза… Никаких целей в литературе перед собой я не ставил. Просто мне нужно думать, писать, работать с текстом, чтобы чувствовать себя комфортно. Так я осознаю то, что с нами происходит. А если еще кто-то прочитает и это будет для него полезно – тем лучше.

В.С. Я-то убежден, что это приходит свыше. Все в жизни распределяется – столько должно быть поэтов, столько писателей, столько композиторов. Я думаю, что это дается как послушание свыше. Я рано начал печататься. С 1977 публиковался в наших газетах, в маленьких московских журналах как критик, рецензент. Первая книга вышла у меня в 1988 году. Но, в общем-то, всю жизнь я занимался другим, и у меня было чувство, что я занимаюсь не своим делом. У меня была своя фирма в Тюмени, хорошие заработки, но после 40 лет я все это бросил и вернулся в Нижний. Определился с литературой  и как-то спросил у одного священника: «Что же это такое? Были заработки, была должность, а жить не хотелось. Сейчас нет ничего, ходишь с протянутой рукой, но смысл жизни обретен». И он мне очень просто ответил: «Тебе было дано заниматься этим, а ты не хотел. Теперь начал делать то, для чего был послан, и всё стало на свое место».

С.О. Конечно, человек тоскует, когда уклоняется от своей судьбы. Судьба существует, раз её можно предсказать и почувствовать. Например, мой земляк, Игорь Тальков, свою судьбу чувствовал прекрасно. Он о своей смерти говорил заранее, что его убьют при большом стечении народа, но убийцу не найдут. Судьба Пушкина была предсказана немецкой гадалкой. Она сказала, что в 37 лет Пушкину нужно опасаться белого человека на белом коне. Мол, если в 37 лет он избежит смерти, то проживет ещё долго. Дантес, как известно, был блондином, у него имелся белый мундир и любимая белая лошадь. Если судьбу можно предсказать, значит, какая-то житийная канва у нас есть и меня всегда интересовал уровень свободы, который нам Господь предоставляет. Насколько мы свободны выбирать свой путь? Или мы, все же, неумолимо следуем предуготованному?

В.С. Возвращаясь к теме свободы… Вот смотри, художник начинает создавать некую действительность – роман, повесть, рассказ, – выпускает в мир новые образы, которые начинают жить своей жизнью, меняя окружающую действительность. Поэтому в этом смысле можно сказать: литература – это свобода! Поэтому грозные античеловеческие силы всегда восстают в первую очередь против литературы – ее сжигают, уничтожают, потому что через свободное слово мы можем создавать новую действительность. Ведь только что при нас слово разрушило огромную мощную страну, СССР! Не захватчики разрушили, а слово – людям начали говорить то, что разрушило страну. Вы понимаете, какая сила!

С.О. Но, чтобы слово имело такую силу, нужно как-то по-особому жить, правда? Как Толстой, Есенин, Бунин, Ахматова, Мандельштам, Солженицын, Пастернак, Бродский, которые сами ломали свою жизнь через колено, или им ломали жизнь из-за написанных ими слов, которым гении пытались соответствовать. Не пописывали-почитывали, как многие из нас, не играли в слова, а писали кровью, как Есенин кровью написал свое последнее стихотворение. Литература – не игра. За нее мне, например, страшно было браться после мировых гениев, но, если я переставал заниматься словом, у меня появлялось отчетливое чувство, что жизнь идет под откос, проходит впустую. А если хоть немного думаешь, работаешь, пишешь, то чувствуешь внимание неба. Это непередаваемое чувство глубины мироздания, когда творчеством ты будто открываешь калитку в небо, становишься больше себя самого, твоя жизнь наполняется особым смыслом, светом, приобретая стройность и глубину. У меня было много жизненных ситуаций, когда я должен был погибнуть или потерять себя. Но всякий раз кто-то неуловимо меня удерживал от страшного, кому-то было интересно оставить меня на этом свете. Но ради чего оставить? Думаю, что ради литературы.

В.С. Почему только ради литературы? Ты ведь ещё и медик, ты каждый день несешь людям помощь и спасение, врачуя телесные недуги.

С.О. Я люблю медицину… Она дает мне право жить иногда, это здорово, когда ты своим трудом несешь людям освобождение от болезни. Но в медицине есть определенная ограниченность – она занимается телом. С душой пытаются работать медицинские психологи, психиатры, но и у них весьма утилитарный подход ко всему этому. На высшем уровне душой человеческой занимаются религия и литература».

Имя писателя Николая Михайловича Коняева из Санкт-Петербурга давно известно самой широкой читательской аудитории. Его книги по праву пользуются популярностью, многие из них переиздаются. Вот и редакция журнала «Вертикаль. ХХI век» решил  опубликовать отрывок из его большого очерка «Командировка на отцовскую родину», посвящённый жизни и творчеству его родственнику, писателю Ивану Алексеевичу Шергину. Коняев проделал большую работу, разыскивая в архивах документы, связанные с арестом Ивана Алексеевича. Приводит он и выдержки из публицистических статей Шергина того периода. В частности из послания во Всероссийский Союз писателей (глава «Последнее письмо»):

«В июле 1929 года Соввласть перевозила десятки тысяч преступников (тут Шергин неточен, счет шел уже на сотни тысяч — Н.К.), из коих подавляющее большинство крестьяне, вынужденные советским активом бедноты на самозащиту. Мимо села Серегово гнали с Украины партии босой, грязной и оборванной пестряди по 500 человек на построй­ку Ухтинской дороги... Продовольствия выдавали 300 граммов хлеба в день на челове­ка, а конвоиры, получавшие в пять раз больше хлеба, мясо и масло, в дополнение к му­кам голода оправляли отставших прикладами винтовок... Недалеко от села Княжпогост арестованные работали в болоте босиком с опухшими ногами от наростов и коро­сты. Под угрозой сабли и револьвера...

Бегство по лесам босиком и без хлеба не так хо­рошо, но все же бегство давало кое-какие надежды... И арестованные... бежали, омра­чая северные деревни злодействами, а навстречу беглецам гнали новые партии совет­ских преступников, коих вырабатывала диктатура пролетариата, так что тюрьмы и ла­геря не вмещали.

Начиная от Архангельска по Беломорскому побережью и островам, по Мезанским и Печорским трущобам томятся сотни тысяч жертв большевистского омрачения...»

В разделе «Книги наших авторов» на этот раз мы печатаем рецензию доктора философских наук, профессора О.В. Самылова на вышедшею в московском издательстве «Вече» книгу Николая и Марины Коняевых «Сто лет российской истории. 1917-2017. Хронология. День за днем». И вот к какому выводу по прочтении книги приходит рецензент.

«Авторы проводят достаточно тщательный отсев всего случайного, незначащего, предоставляя вниманию читателя лишь те события, которые оказывали влияние на ход российской истории и которые являлись продуктом ее».

И уж коли мы заговорили об истории, то нельзя не упомянуть и о статье Станислава Смирнова «Трагедия нижегородской деревни». Станислав Александрович представляет на суд читателей документы, добытые им в главном архиве области, и которые открывают трагическую картину насильственной коллективизации, происходившей на рубеже 1920-1930 гг. в Нижегородской губернии.

Еще одного автора 52-го выпуска журнала «Вертикаль. ХХI век» мне бы хотелось выделить. Это протоиерей Евгений Юшков, который продолжает публикацию (по мере их написания) заметок, касающихся приходской жизни, вопросов, которые наиболее часто задают ему прихожане, размышлений по поводу проповедей и случаев, которые происходят с нами в обыденной жизни. Всё, о чем пишет батюшка, получается у него просто, бесхитростно и проникновенно. Книга, которая в итоге, как мы надеемся, выйдет в нашем издательстве, имеет рабочее название – «Молчание».

В разделе «Литература» Анатолий Пафнутьев выступает с заметками о рассказе И.А. Бунина «Чистый понедельник». Свою работу кандидат юридических наук и литературовед назвал «О Бунине Иване Алексеевиче: трилистник».

И уж так совпало, что и мне в «Ответе из редакции» пришлось упомянуть имя классика русской литературы, но уже по другому поводу и в виде фельетона: Валерий Сдобняков. «О том, как «писатель» Владимир Седов Ивана Алексеевича Бунина в свои подмастерья определил. (Одна смешная история с грустным концом)».

Много в журнале и иных материалов, которые, несомненно, будут интересны нашим читателям.

Например, нижегородский писатель Борис Селезнёв подготовил к изданию новую книгу своей прозы, два рассказа из которой («Бутыль» и «Берег») мы представляем в свежем выпуске журнала. Поэт Валерий Фирсов представлен циклом стихотворений, в который вошли такие произведения, как «Моя родословная», «Войди во храм», «Я – русич» и другие. Станислав Смирнов ведет репортаж их Нижегородского государственного художественного музея, зала Маковского, где прошел мой большой творческий вечер, на котором выступили известные нижегородские писатели, поэты, художники, ученые, деятели культуры, руководители главных литературных музеев области – А.С. Пушкина (Болдино») и музея-квартиры А.М. Горького. Свои заметки Смирнов назвал «Глаголом жечь сердца людей».

Продолжается в «Вертикаль. ХХI век» и публикация глав книги «Искры потухающих костров. (Разворачивая свиток времени)». На этот раз это «Будьте мудры, как змеи, и просты, как голуби. 2012 год» и «От скорби происходит терпение. 2013 год».

Обложку выпуска украшают репродукции картин члена Союза художников России Марии Владимировны Заноги. Это деревенские пейзажи «Зимнее кружево», «Зимой», «Зимняя улочка».

 

Валерий Сдобняков, главный редактор журнала «Вертикаль. ХХI век»

© 2012, Нижегородская писательская организация Союза писателей России

Top Desktop version